Пепел Сербской Краины стучит в сердце

17Четвертого августа исполнилось 23 года с того черного дня, когда в ходе военной операции «Олуя» («Буря») 200-тысячная Хорватская армия ранним утром перешла границы Республики Сербская Краина. Защитникам Республики пришлось противостоять в неравной схватке самой многочисленной армии в Европе (после Второй Мировой войны), которая с июня по август 1991 года увеличилась в шесть раз в результате политики Франьо Туджмана, направленной на милитаризацию Хорватии. В результате кровопролитных боев, не прекращавшихся на протяжении пяти дней, Сербская Краина фактически перестала существовать в качестве государственного субъекта, а ее народ лишился права именоваться коренным этносом, лишился прав на родной язык, на религиозную идентичность – православие, на кров над головой, на землю, на безопасность, на жизнь.

 

После нескольких дней агрессии в Краине из 500 тысяч населения осталось не более 5 тысяч. Стали частью привычной жизни сожженные села и разбомбленные города, ковровые зачистки территории по принципу «мертвая земля», караваны беженцев и устраиваемые нелегальными европейскими турагентствами экскурсии-сафари для желающих ощутить «романтику войны» – разумеется, в лице победителей. В мировую историю геноцидов была вписана еще одна страница, увы, как показывает практика, не последняя, однако даже в череде аналогов бросающаяся в глаза изощренным цинизмом и жестокостью.

 

Когда сегодня знакомишься с документальными материалами этой бойни, находящимися в открытом доступе (наиболее полно они изложены в работе И.С. Плеханова «Падение Республики Сербская Краина. Уроки предательства»), невольно задаешься вопросом, который может быть сформулирован довольно парадоксально: «Кажется, это где-то уже… будет?». Многое в истории этих месяцев и дней до боли знакомо нам, живущим здесь и сейчас. И рост национализма в Хорватии, патронируемый правительством и разжигаемый с высокой трибуны самим главой государства. Кстати, как и в будущем на Украине, для Хорватии национализм имел ярко выраженный реваншистский характер и обращался в качестве «золотого прошлого» к «Великой Хорватии» – верному союзнику Гитлера и марионеточному сателлиту нацистской Германии на Балканах. Количество жертв геноцида против сербов, развязанного тогда «братьями по оружию» со свастикой на рукаве, колеблется по нынешним подсчетам от 800 тысяч (по оценке сербских ученых) до 197 тысяч (число, признаваемое самими хорватскими исследователями).


Вообще, очень многое напоминает то, что происходило на территориях Украины и Донбасса в 2014 году и продолжается до сих пор. Это и запрет официальных властей Хорватии на преподавание сербского языка и литературы, и замена кириллического письма на латиницу. Это и модель двойных стандартов, применяемая евро-американским сообществом так же безапелляционно, как и сейчас, когда нужно определить свою позицию относительно народного волеизъявления. Референдум, проведенный в самой Хорватии 19 мая 1991 года, решивший в положительном ключе вопрос о ее «независимости и самоопределении», был воспринят Западом с большим энтузиазмом. Тогда как прошедший 12 мая того же года референдум о независимости Сербской Краины был ошельмован европейскими «законодателями мод» в области прав человека как «фарс, прикинувшийся демократией». Это сами принципы и политические ценности, лежавшие в основании государствообразующей активности Хорватии и Сербской Краины. Последняя, провозглашая свою независимость от Хорватии, стремилась противостоять дезинтеграционным процессам и сохранить принципы добрососедского единства в семье балканских и славянских народов, объятых в последнее десятилетие ХХ века, как и страны бывшего Советского Союза, эпидемией «парада суверенитетов». Народ Сербской Краины не разделял позицией национального изоляционизма и неонацистского реванша, заявляемых с самых высоких трибун в Республике Хорватия.

 

И наконец, есть еще один фактор, заставляющий вспомнить страшную годину истории сербов в Хорватии, а также понять ее актуальность для нас, жителей Луганской Народной Республики. Это роль так называемого миротворческого контингента ООН, вошедшего на территорию Краины в начале 1992 года и продолжавшего пребывать там в самые горячие дни. На протяжении всех военных действий через линию контингента, как сквозь решето, проходили творить свое кровавое ремесло хорватские военно-карательные отряды, в то время как «представители мирового сообщества» сохраняли за собой позицию незаинтересованных (и, разумеется, неприкосновенных) наблюдателей ковровых зачисток, поджогов, артобстрелов, мародерств, расстрелов колонн военнопленных и беженцев. Более того, существуют несколько прецедентов, когда наблюдающие силы НАТО сами наносили авиаудары (зачастую по жилым кварталам и мирным жителям), ссылаясь на гипотетическую опасность в отношении представителей миротворцев. Вот что следует помнить нам в первую очередь, задумываясь и обсуждая вопросы будущей судьбы жителей Луганской Народной Республики, а также ее грядущие внешнеполитические перспективы.


А нам осталось добавить лишь слова вечной памяти погибшим сынам и дочерям братского сербского народа. Слова почтения и поддержки тем, кто сегодня, на исходе второго десятилетия века ХХI помнит, что такое Родина, что значит родной дом, родной язык, родная вера. Тем, кто способен жить ради них и постоять за них.

 

При написании материала использовалась статья «20 лет спустя. Трагедия Сербской Краины» (http://novorossy.ru/articles/20-let-spustya-tragediya-serbskoy-krainy), а также в Википедии, статья «Республика Сербская Краина» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Республика_Сербская_Краина).


Сербский культурный центр
имени Милоша Црнянского

Облако тегов

Фотогалерея

Делегация из РФ
Выставка Святая Сербская земля
Открытие Чешского центра

Видеоблог

В ЛНУ им. В. Даля стартовала вступительная кампания

Архив материалов

YouTube odnoklasniki facebook vk1 instogram